г. Симферополь, ул. Пушкина/А. Невского 1/2

Таврида пушкинской строкой

04 июня 2020

Прекрасны вы, брега Тавриды,

Когда вас видишь с корабля

При свете утренней Киприды,

Как вас впервой увидел я;

Вы мне предстали в блеске брачном:

На небе синем и прозрачном

сияли груды ваших гор,

Долин, деревьев, сел узор

Разостлан был передо мною.

А там, меж хижинок татар…

Какой во мне проснулся жар!

Какой волшебною тоскою

Стеснялась пламенная грудь!

А. С. Пушкина

         Шестого июня наша страна отмечает 221 годовщину со дня рождения А. С. Пушкина. А в августе 200 лет как поэт посетил наш благословенный край. Сотрудники библиотеки-филиала №15 им. А. С. Грина предлагают пользователям литературный дилижанс «Таврида пушкинской строкой».

Путешествие по Крыму летом 1820 года занимает особое место в жизни и поэтической судьбе А. С. Пушкина. Поэт проведет в Крыму месяц, из них три недели в Гурзуфе. Это время не только отдых в кругу милого семейства Раевских, но и творчество, которое было пронизано крымскими впечатлениями.

Знакомство Пушкина с Крымом началось 15 августа 1920 года с Керчи. Город привлекал поэта своим богатым историческим  прошлым, о котором он знал из истории античного мира. Керчь, однако, Пушкина слегка разочаровала. Однако раскопки здесь только начались, и знаменитые керченские древности еще ждали своих открывателей. Возможно, Керчь ничего не подсказала поэтическому воображению поэта. Да и пробыл он здесь около 20 часов.

В Феодосию путешественники приехали из Керчи 16 августа. Феодосия мало чем отличалась от Керчи, но это главный крымский порт, что давало преимущество развиваться быстрее соседних городов. Пушкин здесь увидел опрятные прямые улицы, площади, набережную, храмы с остатками времен христианства, стены Генуэской крепости, церковь Сергия, построенную в XI веке. Но, пожалуй, самой памятной в Феодосии стала ночь, когда они поднялись на борт военного брига. Раевские со всеми домочадцами ушли на покой. Пушкин остался на палубе один. Паруса наполнялись ветром. Ночь была безлунная, берега вскоре перестали быть видимы. Плеск волн, шум парусов дали вдохновение на написание элегии «Погасло дневное светило». Эти строк, родившиеся между Судаком и Алуштой стали первыми и одними из лучших поэтических строк о Крыме.

Следующим пунктом назначения был Гурзуф.

Волшебный край, очей отрада! Все живо там: холмы, леса,

Янтарь и яхонт винограда, долин приютная краса,

И струй и тополей прохлада… Все чувство путника манит,

Когда, в час утра безмятежный, в горах, дорогою прибрежной,

Привычный конь его бежит и зеленеющая влага

Пред ним и блещет и шумит вокруг утесов Аюдага…

Для Пушкина начался замечательный период его жизни среди семейства Раевских. Все было прекрасно: пышная природа Южного берега, беседы о литературе, игры, прогулки пешком и верхом. 5 сентября 1820 года Пушкин и оба Раевские покинули Гурзуф и отправились верхом по знаменитым местам южного берега в Бахчисарай и Симферополь. Путники добрались до Никитского ботанического сада, потом проехали Верхнюю Массандру и увидели Ялту. Здесь (как и в Алупке, и в Симеизе) повторилась та же история: вместо славного византийского города – небольшая деревня, остатки стен старинной греческой церкви. Алупка – такая же деревенька (в сорок дворов, с мечетью). Сверху с Яйлы, путники могли в последний раз полюбоваться видом Южного берега. Дальше их путь лежал к мысу Фиолент. Следуя по территории Херсонеса через Севастополь и Инкерман, Пушкин с друзьями доехали до Бахчисарая.

Путники въехали на главную и единственную улицу Бахчисарая в тот момент, когда горожане отмечали мусульманский праздник – байрам. Впечатление, от увиденного  праздника, Пушкин передаст в поэме «Кавказский пленник». Ханский дворец, безмолвный свидетель былой славы столицы крымских ханов, путники застали в заброшенном и неустроенном состоянии.   Вид дворца не оправдал ожиданий: Пушкин увидел не тот, старый дворец, который сгорел в 1736 году, а восстановленный и отремонтированный (причем ему постарались придать более «восточный вид»). Пушкину не понравились «полуевропейские  переделки некоторых комнат». Ему досадно было, что ханский дворец истлевает в небрежении. Знаменитый Фонтан слез выглядел не лучше: «из заржавой железной трубки по каплям капала вода». Но через четыре года, уже в Михайловском, Пушкин именно этому фонтану посвятил стихотворение «Фонтану бахчисарайского дворца».

Фонтан любви, фонтан живой!

Принес я в дар тебе две розы.

Люблю немолчный говор твой

И поэтические слезы.

         Симферополь был последним городом, в котором побывал Пушкин, перед тем как уехать  из Крыма в Кишинев. О Симферополе Пушкин не оставил никаких заметок, поэтому неизвестно, каковы были его впечатления. Все же, наверное, ему жаль было расставаться с Крымом. Всю свою жизнь Крым дорог был его сердцу, а к поэме «Таврида» он выбрал эпиграфом слова Гете: «Верни мне мою молодость». Результатом крымских путешествий стали несколько литературных произведений великого гения: поэмы «Кавказкий пленник», «Бахчисарайский фонтан», десятки лирических стихотворений. Самое известное — стало поистине поэтическим гимном полуострову. Всю свою жизнь Крым дорог был его сердцу, а к поэме «Таврида» он выбрал эпиграфом слова Гете: «Верни мне мою молодость». Но молодость, так же как и самые счастливые дни своей жизни, как известно, вернуть не возможно. И поэт, похоже, чувствовал это, написав последние строки уже отъезжая в Кишинев из Симферополя:

О, скоро ль вас увижу вновь,

Брега веселые Салгира!

Приду, на склон приморских гор,

Воспоминаний тайных полных.

         Из Крыма Пушкин поспешил в Кишинев, куда он ехал для отбывания дальнейшей ссылки. “Край священный” – называет Пушкин Тавриду.  Таким виделась Пушкину Таврида, край, которому он обязан был счастливейшими минутами жизни. Работая над строфами Онегина, он мысленно вновь и вновь посещает благословенный край. Во власти крымских воспоминаний Пушкин оставался на протяжении всей жизни.