г. Симферополь, ул. Пушкина/А. Невского 1/2

Памятная дата военной истории России – 31 мая 1814 года

28 мая 2020

Утихла брань племен; в пределах отдаленных

Не слышен битвы шум и голос труб военных;

С небесной высоты, при звуке стройных лир,

На землю мрачную нисходит светлый Мир.

Свершилось!.. Русской царь, достиг ты славной цели!…

Меч огненный блеснул за дымною Москвою!

Звезда губителя потухла в вечной мгле,

И пламенный венец померкнул на челе!

Стихотворение Александра Пушкина «На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году» стало цитатой-лейтмотивом экскурса в историю «Памятная дата военной истории России – 31 мая 1814 года», приуроченного библиотекой-филиалом №4 им. М.М. Коцюбинского МБУК ЦБС для взрослых МОГО Симферополь к одному из триумфальных событий военной истории нашего Отечества. 31 мая 1814 года, 216 лет назад, в столице Франции был подписан Парижский мирный договор между её новым правителем – вернувшимся из изгнания Людовиком XVIII, и представителями стран-участниц шестой антифранцузской коалиции – России, Великобритании, Пруссии и Австрии.  Этот договор знаменовал разгром наполеоновской империи.

Этому дню  предшествовало вступление на территорию Франции в начале 1814 года войск союзников с целью свержения Наполеона Бонапарта. Участник штурма Монмартра полковник М.М. Петров вспоминал: «Когда шли на укрепления Парижа…, то каждый солдат пылал румянцем геройства, понимая важность совершавшегося окончательного подвига и отмщения, и каждый из нас не хотел умереть прежде покорения Парижа». Маршал Мармон послал к Александру I парламентера, который, подойдя к императору и сняв свой головной убор, произнес: «Маршал Мармон просит Ваше Величество прекратить военные действия и условиться о перемирии». Александр I ответил: «Соглашаюсь на просьбу вашего маршала. Прикажу сейчас остановить сражение, но с условием немедленной сдачи Парижа. Иначе к вечеру не узнаете того места, где была ваша столица!». Добившись полной капитуляции французских войск, Александр I во главе русских войск и союзников триумфально вступил в Париж.

Судьба Наполеона после его отречения была предрешена. О роковом для Наполеона решении 1812 года поработить Россию, приведшем к падению его империи, Александр Пушкин так писал в стихотворении «Наполеон на Эльбе»:

Один во тьме ночной над дикою скалою

Сидел Наполеон.

В уме губителя теснились мрачны думы…

«Давно ль невидимой стезею

Меня ко трону ты вело

И скрыло дерзостной рукою

В венцах лавровое чело!

Давно ли с трепетом народы

Несли мне робко дань свободы –

Знамена чести преклоня;

Дымились громы вкруг меня,

И слава в блеске над главою

Неслась, прикрыв меня крылом?,

Но туча грозная нависла над Москвою,

И грянул мести гром!..

Полнощи царь младой! — ты двигнул ополченья,

И гибель вслед пошла кровавым знаменам,

Отозвалось могущего паденье,

И мир земле, и радость небесам,

А мне – позор и заточенье!…

Заключенный 31 мая 1814 года Парижский мирный договор предопределил политическую расстановку сил в Европе на ближайшие десятилетия и стал значительной победой русской дипломатии. Российский император Александр I поставил жёсткое условие: переговоры не начнутся,  а Людовик XVIII не сможет въехать в Париж, пока не будет полной капитуляции французских армий и не будет согласовано принятие Конституции, провозглашающей равенство всех граждан перед законом независимо от социального происхождения, свободу вероисповедания, а также свободу слова и печати. Поскольку на сторону Александра I встали все союзники, Людовику пришлось подчиниться – было провозглашено намерение даровать французскому народу Конституцию, а всем французским частям за границей было приказано сложить оружие.

Переговоры начались в начале мая и с самого начала выявили разницу в подходах со стороны союзников. Так, Пруссия, Австрия и Англия изначально настаивали на отторжении у Франции значительных приграничных территорий и большинства колоний. Более того, Австрия и Пруссия были намерены поживиться и частью завоеванных французами Голландии и Швейцарии. Представлявший Россию император Александр I настаивал на сохранении Франции в границах 1792 года. Мотивы Александра I были сугубо прагматичными и дальновидными. Он не хотел усиления Австрии, Пруссии и Англии за счёт чрезмерного ослабления Франции, которая, по его мысли, должна была стать своего рода противовесом вышеуказанным странам, что обеспечило бы долгосрочный баланс сил в Европе.

Авторитет российского императора в то время был столь непререкаем, а русская дипломатия столь искусна, что, спустя три недели напряженных переговоров, был принят мирный договор, полностью устраивавший Россию. Согласно его условиям, границы Франции восстанавливались по состоянию на 1 января 1792 года. Нидерланды, Швейцария, а также ряд немецких княжеств, включенных Наполеоном в так называемый Рейнский союз, провозглашались независимыми. Австрия и Пруссия и здесь остались ни с чем. Великобритания возвращала Франции все захваченные у неё колонии (кроме островов Тобаго, Сент-Люсия, Маврикий и Сейшельских островов). Португалия возвращала Французскую Гвиану. По отдельному соглашению с Великобританией, король обязался через пять лет полностью отменить рабство в французских колониях. И что немаловажно, союзные державы отказывались от взимания каких-либо контрибуций с побеждённой Франции. Александру I удалось добиться своего – теперь Франция становилась реальным противовесом интересам Пруссии, Австрии и Англии.

Значимость Парижского мирного договора 1814 года особенно хорошо просматривается в исторической ретроспективе. Фактически он стал важной составной частью европейской системы коллективной безопасности, сформированной на Венском конгрессе 1814-15 годов, которая просуществует почти сорок лет – до начала Крымской войны.