г. Симферополь, ул. Пушкина/А. Невского 1/2

Нам не забыть подвиг героев

22 мая 2020

Библиотека-филиал №14 им. В.Ф.Войно-Ясенецкого МБУК ЦБС для взрослых МОГО Симферополь приглашает своих читателей онлайн на Час Героической Памяти «Нам не забыть подвиг героев», к Году памяти и славы в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, из цикла духовно-просветительских мероприятий «СВЕТ ПРАВОСЛАВИЯ».

Самым дорогим и священным для нынешних нескольких поколений стал день 9 мая — День Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Победа в минувшей войне — это не только историческая дата и напоминание о цене, которую заплатил наш народ за мир. Патриотизм, любовь к Отечеству были, есть и будут решающим фактором обеспечения безопасности страны и ее народов. Благодаря ним наше государство выдержало многие суровые испытания. Песня «Священная война»: «Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой, с фашистской силой темною, с проклятою ордой…». Она стала гимном для советского народа, его клятвой перед поколениями, павшими за честь и независимость Родины, стала связующим звеном всех поколений защитников СССР. Страна превратилась в единый военный лагерь. За линией фронта, в тылу врага был еще один фронт — партизанский. Более миллиона народных мстителей участвовало в боях, полтора миллиона — составляли партизанские резервы. Враг не знал покоя ни на фронте, ни в своем тылу. Воинский долг и благородная ярость советских людей не оставляла никакой надежды агрессору покорить нашу землю.

Сегодня хочется рассказать и ещё раз напомнить о подвиге Симферопольского подполья.13 апреля 1944 года от немецко-фашистских захватчиков был освобожден город Симферополь! В апреле мы отметили 76-ю годовщину! Оккупация длилась 865 дней. Немецкие войска вошли в Симферополь в ночь на 2 ноября 1941 года. Через несколько дней после начала оккупации фашистами в городе возникли первые подпольные организации, которые установили связь с крымскими партизанами, передавали им данные для диверсий и сообщали о подготовке карательных операций. Диверсионным группам удалось совершить 63 нападения на военные объекты оккупантов, взорвать 11 воинских эшелонов.

8 апреля 1944 года войска 4-го Украинского фронта, под командованием генерала армии Федора Толбухина, во взаимодействии с Черноморским флотом под командованием адмирала Филиппа Октябрьского, Азовской военной флотилией под командованием контр-адмирала Сергея Горшкова и крымскими партизанами начали Крымскую операцию. Войска фронта при поддержке авиации 8-й воздушной армии и авиации Черноморского флота перешли в наступление. В ночь на 13 апреля две группы партизанского Северного соединения проникли в город Симферополь и разгромили казармы немецкого гарнизона. В 11 часов в северную часть города ворвалась 79-я танковая бригада П.С. Архипова, а вслед за ней и 26-я мотострелковая бригада. 101-я танковая бригада М.Ф. Хромченко, обойдя город, в 13 часов ворвалась в него по шоссе с востока. В 14 часов к окраинам города вышли партизаны 1-й бригады Ф.И. Федоренко. Группа партизан Якова Саковича, Федора Горбия атаковали противника в южной части города.
К 16 часам город был полностью очищен от противника. В 22 часа Москва салютовала освободителям Симферополя 20-ю артиллерийскими залпами из 224 орудий.14 апреля на Комсомольской площади Симферополя состоялся митинг жителей города и воинов-освободителей, на котором командующий 4-м Украинским фронтом генерал армии Федор Толбухин поздравил симферопольцев с освобождением.

Чудом выжившая участница Симферопольского подполья Людмила Михайловна Ефремова из группы железнодорожников делится своими воспоминаниями о тех событиях…«Я (девичья моя фамилия Терентьева) готовилась к сдаче экзаменов на первом курсе Крымского мединститута имени Сталина. Преподаватели и не сомневались, что сдала бы их на «отлично». Я с упоением постигала науки — ещё со школы отличница, привыкшая во всём разбираться до тонкостей, а тем более в любимой медицине. Врачом (из семьи железнодорожников) мечтала стать с детства. В полдень 22 июня 1941-го я вместе со всей страной вслушивалась в страшные слова, произносимые по радио Вячеславом Молотовым, наркомом иностранных дел СССР.  Одна из лучших учениц курса, могла бы рассчитывать на место в эшелоне, в котором в сентябре уехала в эвакуацию часть студентов и преподавателей. Но я неделей раньше уже записалась добровольцем в 51-ю армию — санинструктором. Нас было немало из мединститута, ставших бойцами созданной на полуострове армии: сформировали госпиталь №170 во главе с военврачом II ранга Матвеем Салковым, одним из первых выпускников вуза, его довоенным директором. Двадцатилетней девушкой спасала защитников Крыма на Перекопе, затем с остатками армии уходила в Севастополь. Летом 1942-го оказалась с защитниками на легендарной 35-й батарее. Медикаментов не осталось, и раненые просили попить, а если нет — добить их. И рискуя жизнью, ползла под огнём к морю: знала, что солёная вода — не лучшее для раненых, но хоть немножко смочить им губы и обтереть горячие лица. До последнего оставалась с тяжелоранеными, когда уже был приказ временно оставить Севастополь, и вместе с ними оказалась в плену. Когда гнали на Бахчисарай, сумела сбежать. Приходилось таиться, чтобы фашисты не угнали в Германию, но душа требовала действий, не могла жить спокойно, когда фашисты топтали родную землю. Помогла бывший классный руководитель, любимая учительница Надежда Семёновна Усова. В школе №98 (ныне №35) она учила нас русскому языку и литературе. Прекрасная женщина, многие ученики обязаны ей жизнью. И я тоже — помогла мне устроиться на станцию в Симферополе, где она была переводчицей. И любовь я нашла благодаря ей. Стала работать стрелочницей, эту должность в служебные документы мне вписал Виктор Ефремов. Я тогдавозмутилась, почему молодой мужчина не на фронте, а прислуживает врагу. Ещё не знала, что он — подпольщик.

До войны 25-летний Виктор Ефремов работал замначальника станции по технике. Он тоже рвался на фронт, но надо было спешно отправлять на материк составы с отдыхающими, мобилизованными; боеприпасы в города, где предполагалось держать оборону. Отправив последний состав в Севастополь, в ночь на 1 ноября 1941-го он с товарищами взорвал путь, мост, мастерские — чтобы не достались подступавшим фашистам. Сам в Севастополь уехать не успел, а в конце января 1942-го к нему нагрянули фашисты: кто-то выдал, что жена — еврейка, а их почти всех расстреляли в декабре на 10-м километре Феодосийского шоссе. Уничтожили и её, а Виктора Кирилловича заставили работать сцепщиком вагонов. Но парень дал себе слово отомстить. С ещё одним сцепщиком — Иваном Левицким — и стрелочником Владимиром Лавриненко похищал продукты из фашистских эшелонов, передавая их голодающим симферопольцам. Потом первое настоящее дело: в начале апреля на перегоне в Симферополе от фашистского состава оторвались три вагона. «Испугавшийся» Владимир Лавриненко перевёл стрелку так, чтобы они врезались в платформу с орудиями, ранив с десяток фашистов. Патриотов не заподозрили, лишь оштрафовали «за небрежность». А её становилось всё больше: выводили составы из строя, распространяли листовки. Уже подобралась группа — Андрей Брайер, Екатерина Баженова, Иван Вейда, Михаил Наумов, Фома Плотников, Александр Сколотенко, Николай Соколов, Людмила Терентьева, Надежда Усова, Семён Федосеенко. Профессионализм и организаторские навыки Виктора Ефремова были замечены немецкой администрацией, да и шепнул, видимо, кто-то о предвоенной должности «сцепщика». Назначили «русским начальником» — фашистский ничего в железнодорожной работе не понимал. Знали бы враги, скольких рабочих, устраивающих диверсии, он теперь спасал, подтасовывая данные в актах поломок, скольких избавил от плена, помогая без документов поступить на работу. Вскоре удалось наладить связь и с подпольщиками Александрой и Иваном Волошиновыми, создавшими крупнейшую организацию в городе, имевшую связь с партизанами. И уже в октябре 1943-го группа Ефремова получила от них первые «будильники» — магнитные мины замедленного действия. Взамен отправилась информация о численности и передвижениях гитлеровцев. «Будильники» в бидончике с молоком переносила Людмила Ефремова (они с Виктором поженились в декабре 1942-го). На перегоне под Красноперекопском взрывом уничтожен эшелон с бензином. На перегоне под Джанкоем под откос пущен состав со снарядами, уничтожено три десятка фашистов. На станции Кара-Кият (ныне Симферополь грузовой) страшный взрыв уничтожил эшелон с авиабомбами, разметал железнодорожное полотно и постройки. Движение встало на неделю. Это лишь некоторые сообщения о крупных диверсиях группы — всего их было 22, когда уничтожено большое количество фашистских боеприпасов, техники, горючего.

До освобождения крымской столицы оставалось чуть больше месяца, когда симферопольских патриотов предали. Фашисты схватили Александру и Ивана Волошиновых, Николая Соколова, Владимира Лавриненко, Ивана Левицкого, Андрей Брайер успел кинуться под поезд на вокзале. Надежда Усова смогла сообщить об опасности мне, а вот Виктору — не получилось: он накануне уехал, чтобы наладить связь с подпольщиками Севастополя — готовили общий удар по врагу. Его схватили в коридоре гестаповской тюрьмы на улице Студенческой, где ныне телецентр в Симферополе, ещё успела свидеться с ним. Ребят жестоко пытали, но они держались до последнего, не выдав никого, не рассказав, как связывались с партизанами. Мне «повезло» — после долгих допросов отпустили, а вот Виктора Ефремова, Владимира Лавриненко, Ивана Левицкого и Николая Соколова казнили в Дубках за несколько дней до того, как в Симферополь вошли освободители. 22 апреля 1944-го изуродованное тело мужа я нашла в одной из ям, когда стали вскрывать места массовых казней. Позже в камере на стене прочли: «На 28-м году жизни здесь сидел с 10 марта 1944 года Ефремов Виктор. Приговорён к смерти, которая будет 24 марта. Умираю за дело нашей любимой Родины! Живите все, имейте связь с партизанами! Но есть люди, которые губят сотни хороших людей. Прощайте, друзья!»»

В память о подпольщиках в 1948-м в городе появилась улица Ефремова, в год двадцатилетия Победы в память о нём назвали станцию между посёлками Октябрьское и Красногвардейское. В 1966-м в Симферополе появилась улица Лавриненко. В 1972-м у выхода на перрон на железнодорожном вокзале установили мемориальную доску с портретами их и Андрея Брайера — ушедшие в вечность герои-железнодорожники смотрят на спасённый ими город. Проходя там, поклонитесь героям. Участник партизанского движения Крыма Иван Андреевич Козлов написал замечательную книгу «Крымское подполье». Иван Андреевич начал работать над книгой «по живому», когда ещё шла Великая Отечественная война, которую мы рекомендуем к прочтению.

Предлагаем Вашему вниманию видео-сюжет «Помни!» / из открытого доступа интернет-ресурса/.