г. Симферополь, ул. Пушкина/А. Невского 1/2

Блокадная Мадонна

12 мая 2020

Ее стихи помогли ленинградцам выжить в насквозь промерзшем блокадном городе и не потерять человеческого достоинства. Умирающие от истощения люди слушали обращения поэтессы из черных «тарелок» репродукторов и укреплялись в вере дожить до победы. Голос Ольги Берггольц не зря назвали символом Победы, а поэтессу – «блокадной Мадонной» и музой осажденного города.
Родилась поэтесса 16 мая 1910 года в городе на Неве. Ольга, или Ляля, как ее называли родные – первый ребенок хирурга Федора Христофоровича Берггольца, обрусевшего немца. Мама Ольги – Мария Тимофеевна Грустилина, женщина интеллигентная и образованная. В браке родились две девочки – Ольга (Ляля) и Мария (Муся). Семья обитала в старинном доме у Невской заставы, но революция и гражданская война вырвали доктора Берггольца из мирной жизни – полевой хирург отправился на фронт. Голод и разруха заставили семью покинуть Питер и перебраться в Углич, где Берггольцы поселились в холодной комнате, когда-то келье бывшего монастыря. Сестры с матерью испытали все тяготы военного времени — недоедание, нищета, вши. В Угличе Ольга пошла в школу, но вскоре вернувшийся с фронта отец забрал семью в Петроград.
Дочерей Мария Тимофеевна воспитывала тургеневскими девушками: играла им произведения классиков, читала стихи. Если бы не революция, Ляля и Муся непременно стали бы гимназистками, ученицами института благородных девиц. Но правила и моду диктовало послереволюционное время. Внес лепту в воспитание детей атеист Федор Христофорович, учивший девочек, что религия – предрассудок, а верующие кисейные барышни – пережиток прошлого.
Юная Ольга Берггольц отправилась в трудовую школу №117, в 14 лет стала пионеркой и пролетарской активисткой, вступила в ряды ВЛКСМ. Тогда же написала первые стихи под названием «Пионерам». Первые стихи 14-летней Ольги Берггольц появились в 1925 году в заводской стенгазете. А в 15 пламенные строчки «Песни о знамени» напечатала советская газета для детей и подростков «Ленинские искры».

Первая похвала литературному таланту Ольги Берггольц прозвучала из уст уважаемого мэтра Корнея Чуковского, но творческая биография Ольги Берггольц развивалась не так стремительно, как хотелось. В 1920-е юных поэтесс с горящими глазами, было более чем достаточно. Берггольц мало отличалась от коллег, слава обходила ее стороной. В 1926 году Ольга вместе с талантливым коллегой из «Смены» Борисом Корниловым, в которого влюбилась без памяти, стала студенткой курсов искусствоведения, после  закрытия которых пара перешла на филологический факультет ленинградского университета.
Юношеская любовь к талантливому Борису Корнилову окончилась расставанием: звездная болезнь мужа переросла в алкоголизм. Муж ушел, оставив дочь Ирину. Тогда Ольга Берггольц вышла замуж во второй раз. Николай Молчанов оказался главным мужчиной в ее жизни, он прощал мимолетные романы и боготворил жену. До самой смерти на ночном столике Ольги Берггольц стоял его портрет.
В браке с Молчановым родилась вторая дочь – Майя. Спустя год, в 1932-м девочка умерла. А через 4 года скончалась старшая дочь Ира, у которой обнаружилась болезнь сердца. Все последующие беременности Ольги Берггольц прерывались.
Весной 1937 года советская пресса назначила «врагами народа» группу литераторов, в том числе и бывшего мужа поэтессы Бориса Корнилова. Берггольц за связь с опальным поэтом исключили из Союза писателей. Через три месяца журналистку уволили с работы. Она устроилась в школу, где преподавала детям русский язык и литературу. В январе 1938-го вышло постановление «об ошибках парторганизаций», позволившее Ольге Берггольц надеяться на послабление травли. После заявления литератора ее восстановили в СП, в начале осени приняли в заводскую газету, на прежнее место. Бывшего мужа Бориса Корнилова расстреляли (реабилитировали в 1957).
Как оказалось, Берггольц «берегли» для более серьезного обвинения: в конце 1938 года Ольгу арестовали, назвав троцкисткой и участницей террористической группы, готовившей покушение на Андрея Жданова и Климента Ворошилова. На допросах женщину избивали, она потеряла ребенка, но выбили признательные показания, и ей грозила расстрельная статья.

Помощь пришла от того, от кого Ольга Берггольц не ожидала: помог выбраться из застенков Александр Фадеев, и в деле писательницы появилась запись о даче показаний под давлением. Пережить случившееся помог муж Николай Молчанов, но тихому семейному счастью помешала начавшаяся Великая Отечественная война.
Муж Ольги Берггольц отправился на фронт, хотя имел инвалидность. В январе 1942-го у Молчанова обострилась эпилепсия, он попал в госпиталь и 29 января скончался. Весной 1942 года отца Ольги Берггольц назвали социально опасным элементом (причиной стала немецкая фамилия) и выслали в Красноярск. У поэтессы диагностировали дистрофию, друзья переправили ее в Москву, из которой она вернулась через 2 месяца.
Она пошла работать на радио, ее голос для изможденных ленинградцев стал родным. Радиопередачи Берггольц, олицетворявшей мужество ленинградцев, после войны вошли в сборник «Говорит Ленинград». В «Ленинградской поэме» Берггольц перед читателями встает образ осажденного города.
После войны Берггольц написала книгу «Дневные звезды» – философский дневник, обобщивший пережитое. Наконец страна оценила заслуги литератора, осыпав Ольгу Берггольц орденами и медалями. Но главной наградой стала народная любовь и звание «ленинградской Мадонны».
Ольги Берггольц не стало 13 ноября 1975 года. Музе блокадного Ленинграда исполнилось всего лишь 65.
Похоронили поэтессу не там, где она завещала – на Пискаревском кладбище, среди друзей, умерших в блокаду. Могила Ольги Берггольц — на Волковом кладбище, на Литераторских мостках. Памятник установили через 30 лет, в 2005-м.