г. Симферополь, ул. Пушкина/А. Невского 1/2

Акварельный поэт Максимилиан Волошин

28 мая 2020

«Дверь отперта. Переступи порог.
Мой дом открыт навстречу всех дорог…»

28 мая 1877 года в Киеве родился Максимилиан Волошин. Библиотека-филиал №17 имени Г.К. Жукова представляет онлайн-информацию «Акварельный поэт Максимилиан Волошин».

Уникальная личность, ставшая легендой при жизни. Человек, который соединял несоединимое. Поэт, художник, критик, искусствовед, актер, режиссер. Максимилиан Волошин ­– основатель первого в России Дома поэтов. Умный чудак, водивший дружбу со всеми. Неутомимый исследователь, путешественник, мистификатор, экстрасенс.

Просто чудак Макс. О нем нельзя рассказывать обыденно и неинтересно. Весь его творческий и жизненный путь – удивительные страницы необычной биографии.

Его томные и грустные глаза многим знакомы, что же скрывается под их взором?

Он пришел в поэзию как живописец, а в живопись – как поэт. Его следы впечатаны не только в почву Крыма, но и в почву русской культуры – поэзию, искусство, живопись и философию. В сознании друзей-современников Волошин слыл кудесником, каких еще никогда не бывало.

На вопрос: «Кто он – поэт или художник?» – Волошин отвечал: «Конечно, поэт», и добавлял при этом: «И художник». При написании пейзажа в стихотворении Волошин обращался к живописи – для более точной передачи поэтического образа он делал предварительные зарисовки того, о чем хотел написать, и наоборот – черпал эпитеты из зарисовок, соотнося их, например, с оттенками цвета. Волошин не раз отмечал, что чувствует неразрывную связь искусств.

Всю жизнь Максимилиан Волошин придерживался антивоенных взглядов. В дни Первой мировой войны Волошин открыто заявляет: «Я отказываюсь быть солдатом, как европеец, как художник, как поэт… Как поэт я не имею права поднимать меч, раз мне дано Слово, и принимать участие в раздоре, раз мой долг – понимание». При этом он неоднократно спасал и прятал у себя дома и белогвардейцев, которых разыскивали красноармейцы, и красных, спасавшихся от белых, невзирая на смертельный риск.

А я стою один меж них
В ревущем пламени и дыме
И всеми силами своими
Молюсь за тех и за других.

 

Однажды М. Волошин стрелялся на дуэли с поэтом Николаем Гумилёвым. Причиной дуэли послужила поэтесса Елизавета Дмитриева – Гумилёв был влюблён в неё, но она предпочла ему Волошина.  Гумилёв резко отозвался о ней, за что и получил от Максимилиана Александровича вызов на дуэль на пистолетах. К счастью, обошлось без жертв – пистолет Волошина дважды дал осечку, а Гумилёв выстрелил в воздух, и на этом оппоненты примирились.

На протяжении долгих лет жизни личность Максимилиана Волошина был окружена тайнами и легендами. Многие утверждали, что он умеет пускать молнии из пальцев, исцелять наложением рук и т. д. В частности, об этом заявляла супруга поэта К. Бальмонта, утверждавшая, что Волошин помог ей избавиться от некоторых проблем со здоровьем.

Когда Максимилиан Александрович был уже немолод, он носил пышную бороду с усами, и однажды молодые красноармейцы приняли его за Карла Маркса, заявив, что усердно изучают его труды. Путаница возникла из-за того, что жена окликнула его на улице коротким именем “Макс”, а кому-то послышалось “Маркс”. Поэт не стал разочаровывать сторонников марксизма, и лишь улыбнулся в ответ.

Максимилиан Волошин обладал весомым авторитетом в литературной среде, и был лично знаком со множеством знаменитых писателей и поэтов своего времени. У него в гостях бывали Алексей Толстой, Максим Горький, Андрей Белый, Михаил Булгаков, Марина Цветаева, Михаил Зощенко, Корней Чуковский и многие другие.

Изрядную часть жизни М. Волошин провёл в Крыму, в Коктебеле. Именно там он и создал большинство своих картин, основная масса которых представляла собой акварельные крымские пейзажи.

И Коктебеля каменная грива;
Его полынь хмельна моей тоской,
Мой стих поет в волнах его прилива,
И на скале, замкнувшей зыбь залива,
Судьбой и вертами изваян профиль мой.

Знаменитый Коктебель навсегда связан с именем Волошина. «Дом Волошина, – говорил Андрей Белый, – это живой слепок неповторимого лика, вечная память о нем».

«Все видеть, все понять, все знать, все пережить», – вот сформулированный Максимилианом Волошиным кодекс поэта. Эта восприимчивость к внешнему миру и была, вероятно, причиной того, что среди выдающихся поэтов Серебряного века Волошин занимал особое место. Он не примкнул ни к символизму, ни к акмеизму или футуризму. Он и внешне мало походил на поэта: плотный, кряжистый, предельно естественный в одежде и в быту… Чудак Макс, как называли его все, сумел построить совершенно особый мир, открытый для друзей и случайных спутников.

Так он остался в нашем мирозданье,
Дородный этот добрый бородач,
Отнюдь не классик в массовом изданье,
А только список спорных неудач.
И нам казалось, что далью влажной
Глядит на тучи и на Чатыр-Даг
Какой-то профиль каменный и важный,
Хозяин дома, символист-чудак.